Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N8 (53) 2001  /  интервью  /  











Sawaya&Moroni:

версия для печати
Собрание проектов, а не собрание имен

Журнал: N8 (53) 2001 / интервью

Это два очень милых человека. С очень специфическим чувством юмора - в этом нетрудно убедиться. Общение с ними сразу вызывает "привыкание", завораживает. Никакой мании величия, никаких специальных имиджевых эффектов. Свой успех воспринимают как нечто само собой разумеющееся

SALON: Как давно началось Ваше сотрудничество?

 - Что Вы имеете в виду: с того момента, как мы поженились, или с момента, как начали работу?

S: (?!)... Наверное, это как-то связано?

(Видя мое замешательство, Савайа и Морони смеются.)

Вильям Савайа: Я уточняю: это свадьба интересов. Ничего сексуального.

S: Ну, в таком случае, с того момента, как Вы работаете.

В. Савайа: Мы работаем вместе уже 25 лет, с 1976 года. Сначала Паоло продавал мебель, а я выступал в роли архитектора. Позже, когда мы начали делать какие-то проекты вместе, мы поняли, что наши интересы совпадают. В 1984 году началось производство нашей собственной мебели. До того мы работали только как архитектурная мастерская SAWAYA & MORONI.

Паоло Морони: И сейчас у нас два направления в работе: проекты под ключ и, конечно, производство предметов интерьера. Как ни странно, все еще очень много времени отнимает архитектурная мастерская.

S: Мне всегда было интересно, как люди работают в тандеме. Ведь это особый принцип работы. Я, например, даже представить никогда не могла, что буду работать вместе с кем-то. Я одна, и мне так проще. Как Вы работаете?

П. Морони: Это не так трудно, как Вы думаете. Потому что проблемы возникают, только когда люди очень похожи друг на друга, когда у них одни и те же интересы и вкусы. И вот когда два одинаковых человека идут к одной цели, тут и начинаются разногласия. У нас с Вильямом абсолютно разные интересы и взгляды на жизнь. Поэтому можно сказать, что мы очень хорошо дополняем друг друга.

В. Савайа: Обычно у нас каждый день - это бой, так как часто у нас совершенно противоположное видение одних и тех же вещей. Случается спорить чуть не насмерть.

П. Морони: Дело в том, что у нас работа построена таким образом, что если мне не нравится что-то в плане дизайна, то я говорю, что это некрасиво, нехорошо, здесь линия не та и т. д. Вильям же, в свою очередь, защищает то, что сделано, и рассказывает преимущества этого объекта. Таким образом, мы практически всегда избегаем ошибок, потому что разными глазами смотрим на одно и то же. Я думаю, в том случае, когда двум людям что-то нравится одинаково сильно, ошибок не избежать. Поскольку отсутствует критическое мнение.
S: Как же все-таки удается избежать окончательного "смертоубийства" во время споров?

В. Савайа: Очень просто. Наспорившись, мы "расходимся". У нас разные роли в компании, потому что Паоло занимается по большей части коммерцией и PR, а я веду проекты, занимаюсь творчеством. Хотя какие-то вещи мы, безусловно, обсуждаем вместе и в итоге приходим к общему решению.

S: Если представить, например, такую ситуацию, что я прихожу к Вам и говорю: "Я хочу сделать себе квартиру от SAWAYA & MORONI в доме напротив", то как в дальнейшем будут развиваться события?

В. Савайа: У нас все начинается немножко по-другому, не так, как у всех. Во-первых, клиент, который к нам приходит, должен быть знакомым человеком. Мы вряд ли будем работать с человеком, которого не знаем, поскольку очень тщательно отбираем своих клиентов. Если к нам пришел человек по знакомству, мы сначала пытаемся с ним подружиться, узнать его, понять его внутреннее состояние, насколько это, конечно, возможно.
Когда клиент приходит к нам, он уже знает, кто мы. Он проходит с нами всю подготовительную часть, формальную, так сказать, то есть он показывает, какого размера у него апартаменты, когда ему нужно все закончить, сколько денег он хочет потратить - это помогает нам понять стиль его жизни. Для того чтобы сделать проект "под него". Не просто "напялить" на него красивую кепочку, которая на нем смотреться не будет, но сделать дом, который будет именно его домом. И поскольку мы делаем очень немного проектов за год, мы выбираем немного клиентов. Мы пытаемся сблизиться с человеком, чтобы понять, чего он хочет от своего дома, потому что каждый человек в душе точно знает это. Сила настоящего архитектора в том, чтобы "вытащить" эту информацию. Так что из 10 предложений по проектам мы соглашаемся всего на два-три.

S: То есть в некотором смысле Вы - психологи?

В. Савайа: Да, конечно. Но я, например, не в состоянии выполнить эту задачу в одиночку. А вот у Паоло очень хорошо получается поговорить с человеком по душам. Поэтому, как правило, мы встречаемся с будущим клиентом всегда вдвоем.
П. Морони: Архитектор вообще со временем превращается в психолога. Потому что пока работаешь, общаешься с очень разными людьми, и каждому хочется чего-то индивидуального, неповторимого, как он сам.

S: По какому принципу Вы отбираете дизайнеров для совместной работы? Почему, например, Вам понравилась Заха Хадид?

П. Морони: По принципу дружбы. Мы с Захой друзья уже очень много лет. Мы знакомы 12 лет, с того времени, когда у нее еще не было никаких контрактов, и она не была знаменита. Наша задача всегда была как раз в том, чтобы знакомиться с молодыми архитекторами, потому что из них обязательно кто-то станет или Майклом Грейсом, или Жаном Нувелем, или Захой Хадид. У нас очень много молодых друзей, с которыми мы поддерживаем хорошие отношения. Поэтому, приезжая куда-либо, мы стараемся посмотреть работы молодых архитекторов.

S: А дружеские отношения никак не мешают Вашей работе? Например, эта коллекция Захи Хадид Вам кажется интересной, а следущая - нет. И что тогда? Ваши отношения не разрушатся после этого?
В. Савайа: Ну, тут мы не говорим про дружбу. Если Заха делает ужасные вещи, то мы говорим, что они ужасны. Если делает красивые, говорим, что они красивы. Такое уже случалось. Я не хочу называть имен в этом интервью, но у нас были прецеденты, когда архитекторы с мировым именем, значительно более знаменитые, чем Заха Хадид, работая с нами, создавали какие-то вещи, которые, на наш взгляд, были некрасивыми, - мы не принимали их в работу. Потому что SAWAYA & MORONI - собрание проектов, а не собрание имен. А потом, совершенно не обязательно, что великий архитектор может сделать отличный прикладной проект. Не потому что архитектор на это не способен, а потому что это совершенно два разных направления. Можно быть великим архитектором, но никогда не сделать стула.

S: Как Вам удается сохранить хорошие отношения с дизайнером в том случае, когда Вы говорите, что его детище ужасно? Ведь это творческая среда. Где всем свойственны определенные амбиции.
В. Савайа: Дизайнеры, кстати сказать, принимают это как должное. Потому что мы в состоянии оценить работу прежде всего с технической точки зрения. Они к нам приходят за советом.

S: Творчество Захи Хадид мне, например, не нравится, но почему-то при этом пройти мимо сделанной ею вещи просто невозможно.

П. Морони: Еще бы! С 1984 года в дизайне произошла целая революция, и понятно, почему дизайн Захи Хадид вызывает такие чувства. Вещи кардинально изменились.
Еще через 17 лет мебель Захи Хадид не вызовет никаких эмоций. Она уже будет классикой и исторической ценностью.

В. Савайа: И такие имена уже станут культовыми. Как Майкл Грейс стал уже "живой легендой" в своем жанре, так и Заха станет, надо полагать, законодательницей в бионике.

S: Кто является, на Ваш взгляд, идеальным покупателем продукции SAWAYA & MORONI, желанным заказчиком?

В. Савайа: Видите ли, наши клиенты настолько разные, что трудно дать точное определение. Мы же не рассчитываем на кого-то конкретно, когда что-то производим, мы просто воплощаем свои идеи. Это то, что кажется красивым нам. Но практически всегда это люди искусства и те, кто их окружает, - богема, финансовая элита и т. д. Хотя один небогатый человек однажды спросил нас: "Могу ли я купить мебель SAWAYA & MORONI в кредит? У меня недостаточно денег, чтобы заплатить сразу, но я очень люблю Ваши вещи". В тот момент, если бы я мог, я бы просто подарил ему эту мебель. Для нас очень важно, чтобы люди не говорили, что "этот человек богатый, потому что он покупает SAWAYA & MORONI".
Мы стремимся к тому, чтобы говорили, что "этот человек со вкусом, потому что он покупает SAWAYA & MORONI".

S: А Вам не кажется, что может быть такая ситуация: люди культуры покупают ваши вещи, потому что они им реально нравятся, а богатые потом просто подражают им?

В. Савайа: Да, конечно, это случается. Так же, как и в моде. Культовый человек покупает необычную вещь, надевает ее, после чего всем богатым людям становится "понятен" этот экстравагантный стиль, все им проникаются и начинают покупать эти вещи, как одержимые. Кстати, нам есть что сказать и о прессе. Среди журналистов часто бывает так: приходит прессмен и говорит, что нашу мебель он покупал уже три года назад, хотя мы-то знаем, что три года назад именно он писал, что это совершенно никуда не годится. А сейчас он это говорит, чтобы сделать хороший материал на волне моды.

S: Хочу признаться честно, мне очень нравится кресло для четверых Darwish. Вообще, многие ваши вещи способны вызывать любовь с первого взгляда. Но не все.
В. Савайа: Кстати, о Darwish. Наш большой друг Филипп Старк купил его для своего проекта в Сан-Франциско. А вчера он приезжал посмотреть на новую скамейку Захи Хадид - голубая, в витрине стоит. Филипп тоже, по-моему, в витрине хочет ее поставить. Старк одним из первых понял нашу концепцию, оценил наш первый проект и даже опубликовал в своей книге. С тех пор мы дружим. И я могу сказать, что Старк - настоящий феномен. Он один такой, второго нет.

S: Также невозможно представить, что могут быть вторые SAWAYA & MORONI...

В. Савайа: Я не знаю, у меня мнение пристрастное, поскольку я существую внутри SAWAYA & MORONI. Это моя жизнь. Это у меня вместо жены, вместо детей, и так далее и тому подобное.

S: Ну, а Вы?

П. Морони: (пожимает плечами): То же самое.


Интервью подготовила: Наталья Седякина 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100