Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N10 (121) 2007  /  persona grata  /  



























Леонид Зайцев

версия для печати
На даче Пастернака

Журнал: N10 (121) 2007 / persona grata

У Леонида Зайцева много ипостасей. Он архитектор, декоратор, владелец интерьерного салона "Р-студия" и галереи Provasi, ресторатор, наконец, просто бонвиван и денди. Своим пристанищем этот человек-оркестр избрал одну из писательских дач в подмосковном Переделкине

В Переделкине есть дачи разных типов. Некоторые дома давали писателям пожизненно, какие-то из них впоследствии превратились в дома-музеи. Но были и дачи, которые Литфонд давал писателям для временного проживания. На одной из них и поселился Леонид Зайцев.

SALON: Расскажите историю этого дома.

 - Он был построен в середине 30-х годов, так же как и большинство домов в поселке. В разное время здесь жили известные писатели, в частности поэт Леонид Пастернак и драматург Михаил Рощин. До меня на этой даче жил актер Михаил Казаков, а потом наступил период безвременья. К счастью, Переделкино сумело уцелеть. В бурные 90-е здесь ничего не ломали и не застраивали одинаковыми коттеджами.

Но за прошедшее время дача пришла в полную негодность. Капитальный ремонт в доме не проводился с тех самых 30-х годов. Так что, когда 10 лет назад этот дом передали мне, пришлось подводить коммуникации, делать центральное отопление и менять планировку.

Изначально дом был рассчитан на две семьи. Подразумевалось, что одна семья живет наверху, а другая внизу. В результате была сложная, нелогичная планировка, в которой все было попарно: две кухни, две террасы и один общий санузел. Нижних террас было две, я соединил их в одну и сделал просторную, большую террасу. А верхняя терраса стала кабинетом.

S: То есть Вы не пытались воссоздать интерьер в первозданном виде?

 - К сожалению, здесь не осталось почти ничего от прежнего интерьера. Сохранился только паркет в гостиной. Его отциклевали и покрыли лаком, но это тот самый пол, по которому когда-то ходил Пастернак. Кроме того, все оконные рамы в доме деревянные, как в советское время.

S: Думаю, что и проводка тут была открытой…

 - Да, но проводку я поменял. В этом доме открытая проводка была бы элементом декорации. Мне же хотелось уйти от чисто декоративных приемов. Уверен, если бы в 30-е годы умели делать скрытую проводку, наверняка не стали бы крепить провода "на шашечках".

S: И в то же время здесь нет ощущения новодела, напротив, повсюду антикварная мебель и старинные вещи…

 - Я старался воссоздать атмосферу старомосковской дачи. Хотел обставить дом так, будто не было ужасных событий 30-х годов и страшной войны. Поэтому здесь есть антикварные вещи, которые могли принадлежать воображаемому первому поколению хозяев. Вот, например, кресло-качалка на террасе - это антикварное кресло от THONET. А в рабочем кабинете стоит антикварный стол с резными львами. В 30-е годы в доме могли стоять именно такие вещи.

S: Для Вас интерьер этого дома начинался с покупки таких вот знаковых вещей?

 - Нет. Интерьер для меня начинался со светильников. С лампами связаны удивительные истории. Бывает, приходишь в старый - под слом - дом, в нем уже ничего нет, голые стены, а под потолком все еще висит старинная люстра. Или въехали люди в новый дом, ничего нет, а лампочка уже вкручена и даже украшена каким-то самодельным абажуром. Словом, вокруг лампы всегда выстраивается какая-то своя история. Именно поэтому все лампы в этом доме старые, начала прошлого века. Я их не подновлял, не реставрировал, а повесил или поставил в том же виде, в каком они мне достались.

S: В то же время у Вас русский антиквариат сочетается с вещами экзотическими…

 - Экзотика, а точнее, этника всегда была моей слабостью, потому что эти вещи рукодельные, в них есть душа, тепло человеческих рук. Они прекрасно вписываются и в современный, и в классический интерьер. И уж тем более в интерьер дачный, где мебель появляется случайно, зачастую по остаточному принципу. Что-то не подошло в городскую квартиру или слишком громоздко и неудобно, а выбрасывать жалко. Кстати, я ничего не выбрасываю. Например, все стулья в столовой были разными. Чтобы как-то объединить эти вещи, я их одел в светлые чехлы - получился некий гарнитур.

S: И все же вернемся к этническим мотивам. Помнится, раньше Вам принадлежала галерея "Паола", в которой было много вещей в стиле минимализм, но с налетом этнического стиля. Этот стиль Вам по-прежнему нравится?

 - Для меня этнические, ориентальные вещи - это все равно что специи. Представьте, что повар готовит классическое европейское блюдо и вдруг добавляет толику пряностей. Получается уже какое-то новое блюдо в стиле фьюжн. Но важно соблюсти меру.

Галерею "Паола" я открыл потому, что мне очень нравились вещи, которые делает Паола Навоне. В конце 90-х такой этнический минимализм был чем-то новым, чем-то по-настоящему свежим. Потом этот стиль стал тенденцией, его стали тиражировать. И я закрыл салон. В любом бизнесе важно быть лидером, быть первым.

S: Вы говорите о ресторане-бутике I Fiori?

 - В частности, и о нем. До этого уже были попытки объединить ресторан и мебельный салон. Например, Аркадий Новиков открыл Cafe Roset. Но мне кажется, это неправильно, когда человек в одном зале ест, а в другом выбирает мебель. Хотелось сделать место, где человек мог бы ужинать и тут же, во время ужина, воплощать свои интерьерные идеи. Проблема I Fiori в том, что многие люди захотели сделать свои интерьеры похожими на интерьеры кафе-шопа. Они приходят и говорят: "Сделайте так же". Приходится объяснять, что интерьер ресторана и интерьер дома - это не совсем одно и то же. В ресторане вы проводите два часа, а в домашнем интерьере вам приходится жить с теми вещами, которыми вы себя окружили.

S: Кстати, о вещах. Вас считают известным модником. Поделитесь секретами денди…

 - Никаких секретов нет. Я все подсматриваю у других. Как говорил Филипп Старк, учитесь видеть. Например, недавно я завтракал с итальянским партнером и вдруг увидел, что у него запонка висит в петле, не держит манжету. Я даже думал сказать ему об этом, но не сказал. Ровно через день мы снова встречаемся, и я вижу, что у него опять запонка не держит манжету. То есть это не случайность, а сознательный жест с некоторой долей эпатажа. Я тоже манжеты не застегиваю, люблю, чтобы руки были свободны. А теперь вот понял, что незастегнутые манжеты - это уже вчерашний день…



Текст: Николай Федянин  Фото: Дмитрий Лившиц 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100