Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N6 (51) 2001  /  интервью  /  













Ян Армгардт

версия для печати
В предвосхищении дизайна

Журнал: N6 (51) 2001 / интервью

Однажды Моника Кальтеншне, редактор знаменитого нидерландского журнала MOBILA, назвала Яна Армгардта философом толпы и одиночества. При близком знакомстве с этим дизайнером исчезает ощущение неудобства и противоречивости этого определения. Необыкновенно открытый и убедительный в личной беседе, он больше слушает, чем говорит. В его системе ценностей любовь к человеческому общению, желание услышать и понять другого вряд ли менее важны, чем само творчество. Но художник по природе своей одинок, и иногда Ян Армгардт создает прототипы моделей для самого себя...

Из заготовленных вопросов в итоге были заданы только два. Ян Армгардт дал на них столь исчерпывающие ответы, что вместо интервью получилось законченное размышление о смысле дизайна как искусства и как неотъемлемой части коммерческого продукта. Итак - Ян Армгардт, специально для журнала Salon.

- С моей точки зрения как художника, дизайн - это, прежде всего, концепт, определяющий форму. Зачем усложнять? Мы любим говорить о смысле и радостях жизни, о любви, о творческом экстазе. На самом деле все это можно выразить в геометрической форме, в пространственном соотношении объекта и интерьера, в котором он находится. Но, конечно, такой подход становится доступным на определенном этапе человеческой и творческой зрелости...

С моей же точки зрения как немца, дизайн неотделим от функциональности и прочности. В этом заключается своеобразие немецкого дизайна по отношению к общеевропейскому. Красота, лишенная прагматичности и комфорта, для нас стерильна и бесплодна.

Следующий шаг к совершенству дизайна для меня заключается в отношениях между моим произведением и окружающим миром. Я всегда задаю себе вопрос, есть ли у вещи, которую я создаю сегодня, место в будущем? Это не только вопрос выбора качественного и долговечного материала, который должен быть одновременно эстетичным и не слишком дорогим.

Вещь, которая претендует на звание дизайнерской, должна правильно стареть. Самые лучшие предметы интерьера стареют так, что мы не отдаем себе в этом отчета. С возрастом у них развивается положительная аура, и у нас не возникает никакого желания их заменить или выбросить. Я убежден, что подлинная эстетика не подвластна веяниям моды. Эстетика, рассчитанная на два года, не представляет для меня никакой ценности.

Более того, истинный мебельный дизайн должен быть способен устранить некоторые психологические проблемы. Именно он призван обеспечить максимальное удобство расположения человеческого тела в пространстве.

Действительно, сидящий в хорошо продуманном кресле человек испытывает удовольствие, но это понятие означает совокупность истинных причин для приобретения именно этого продукта. Сегодня в домашнем интерьере должна быть мебель, позволяющая создать глубоко личностный и неповторимый внутренний мир, пронизанный глубокой положительной энергией, некий сорт "кокона", в котором человеку приятно находиться.

Сплав всех этих параметров, по-моему, и называется настоящим мебельным дизайном. Но опять же, создать "полезное и приятное произведение искусства" мало: нужно суметь его правильно продать.

Сегодняшний европейский покупатель пресыщен обилием всевозможных предметов обстановки - прежде чем приобрести мебель, он будет долго размышлять и выбирать. И действительно, покупка дизайнерской мебели - это настоящее капиталовложение, со своим рациональным соотношением между "желанием иметь вещь" и ее стоимостью. Если этот расчет изначально неточен, происходит бессмысленное уничтожение материала и времени, поэтому предприятие перед запуском в производство новой модели должно проанализировать насколько она соответствует желаниям своего будущего владельца, и значит, насколько она рентабельна. Отсюда вывод: сотрудничество дизайнера с производителем дизайнерской мебели не может ограничиваться чистым искусством. Происходит взаимный отбор - я сам в течение всей творческой карьеры был независим, предпочитал работать по вдохновению и выбирал ту или иную фирму в соответствии с ее имиджем, философией и историей. Сегодня я работаю как с крупными марками - WITTMANN, LEOLUX, DE SEDE, BAUMANN, - так и с небольшими предприятиями, дизайнерская концепция которых близка мне по тем или иным причинам.

Это стало в конечном итоге не только жребием художника, но и моей сознательно принятой гражданской и моральной позицией. Будучи мебельным дизайнером, я не могу чувствовать себя непричастным и к экологическим проблемам современности. Отсюда - мое откровенное предпочтение таким материалам как бамбук или тростник.

Многие предприятия ищут источники своего будущего развития и узнаваемости собственной продукции в этом, в принципе, не новом материале. Когда у меня появляется модель из тростника или бамбука, очень часто такого рода фирмы стремятся стать ее "приемными родителями". Для меня это сотрудничество - новый опыт общения и, я бы сказал, взаимного творческого обогащения.

Другая важная часть моей профессиональной жизни и источник вдохновения - это общение с учениками: с 1998 года я начал преподавать дизайн в университете Аахена. Мы вместе нашли наш материал для создания мебели. Это бумага, картон или папье-маше, которое словно кожа облегает твердую деревянную или металлическую основу. Мало того, что он беспрекословно подчиняется вымышленной форме, но к тому же такие прототипы вполне функциональны и могут служить довольно долгое время - я сам годами пользуюсь такой мебелью, зная, что именно в "бумажном" исполнении она уникальна. Хотя использование бумаги в качестве материала для серийного производства мебели тоже вполне реально.

Разумеется, любое предприятие думает прежде всего о прибыли, поэтому с тех пор как экология стала выгодной, многие заявили себя друзьями природы. Именно поэтому я не могу сказать, что этот критерий для меня решающий в выборе производителя, с которым я буду сотрудничать. Возьмите, например, LEOLUX. Двадцать лет тому назад они даже не знали такого слова - "экология". Что меня больше всего привлекло в этой тогда еще небольшой фирме, так это их неудержимое желание развиваться и доверие ко мне как к дизайнеру - я никогда не работал и не буду работать для "избранных" и не исповедовал маркетинг "ниши", то есть узкого круга потребителей.

Мои произведения должны быть понятны и приятны достаточному количеству людей, чьи стремления я всегда старался услышать и правильно истолковать услышанное. Другая моя цель, как я уже говорил, - чтобы спроектированная мною мебель жила долгие годы. Некоторые из моих моделей двадцатилетней давности до сих пор покупаются и не воспринимаются как старомодные.

Мне пришлось несколько раз отказываться от сотрудничества с некоторыми производителями, потому что наши творческие установки были слишком разными, потому что я не умею мыслить только сегодняшним днем с его модой, которая завтра, скорее всего, канет в лету. Но ни в коем случае мой выбор партнеров не базировался на их репутации, размере или географическом положении фирмы. На ваш вопрос, интересует ли меня сотрудничество с русскими предприятиями, я искренне отвечу "да". Сегодняшняя открытость российского рынка европейскому дизайну и даже само существование такого качественного, глубокого и умного журнала как ваш дают мне повод думать, что подобный опыт может быть исключительно интересен для меня в качестве предпринимателя и дизайнера.


Материалы: Марина Алазэ 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100