Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N1 (79) 2004  /  отель  /  































Отель идеального гарсона

версия для печати
Журнал: N1 (79) 2004 / отель

Пять лет назад отель Ritz в Париже отметил свое столетие. Издание Travel&Leisure назвало его "отелем века", а Headway Report уточнило - "лучшим отелем века". О "Ритце" написано восемь книг и бесчисленное количество статей. Это о нем писал Пруст как об отеле в Бальбеке в его "В поисках утраченного времени". Это в Ritz все его постояльцы, находясь вдалеке, писали письма, начинающиеся словами "дорогой Ритц"... Это о нем Хемингуэй писал: "Сюда следует приходить с надеждой забыть, встретить, открыть"

Уже в начале прошлого века о "Ритце" знал каждый светский человек. Фрэд Астер в 1929 году увековечил имя "Ритц", исполнив песню Putting on the Ritz, посвященную восхитительной атмосфере здешних танцевальных вечеров. Выражение быстро вошло в обиход и постепенно приняло значение "прифрантиться". Так имя отеля стало синонимом слова "роскошь", недаром фамилия его основателя - Цезаря Ритца - на французском означает то же самое. Но одно слово, каким бы оно ни было емким, не в состоянии описать отель, тем более "отель века".

В "Ритце" хорошо всегда. С каждым приездом в него влюбляешься все больше и больше, наконец ловишь себя на мысли, что скоро действительно будешь писать ему письма, начинающиеся словами, ни к кому конкретно не обращенными. Только к самому отелю - к огромной семье близких тебе людей. И вспоминаешь свой первый приезд в "Ритц". Зная, что здесь останавливаются практически все коронованные и привилегированные особы, от отеля ждешь чопорности и почти музейной атмосферы. Ожидания не оправдываются. Прожив в отеле всего лишь сутки, начинаешь понимать, почему Хемингуэй сказал, что когда он мечтает о рае, все время представляет "Ритц". Он больше чем отель. Это "идеальный отель мечты". Таким его задумал и воплотил Цезарь Ритц, человек, которого когда-то газета "Журналъ" назвала "идеальным гарсоном". Тогда он работал в ресторане "Вуазен" в Париже и только мечтал о своем отеле.

Цезарь Ритц был тринадцатым ребенком в семье пастухов из местечка Вале в Швейцарии.

В пятнадцать он уже был официантом. Спустя несколько лет - известнейшим устроителем банкетов у высокопоставленных персон. В Монако и Баден-Бадене, Риме, Париже и Гштадте. У всех на устах были организованные им приемы, когда вечером на Люцернское озеро вышли пятьдесят украшенных горящими огнями яхт и когда баден-баденский ресторан на один вечер превратился в тропический сад. Это Ритц приучил парижан пить чай в пять часов, ужинать в городе, отмечать торжества в отелях. В разное время Цезарь был директором римского Palace hotel и лондонского Sawoy. Путешествуя по Европе, в 1886 году он познакомился с Огюстом Эскоффье, шефом Люцернского гранд-отеля "Националь". Наверное, это было самое продуктивное знакомство конца девятнадцатого века. Во всяком случае все лучшее, на что даже сегодня ориентируется туристический бизнес, было придумано тандемом Ритц - Эскоффье. Неудивительно, что под их фантасмагорическую идею открыть лучший в мире отель инвесторы нашлись в мгновение ока. Репутация Цезаря Ритца была так высока, что однажды принц Уэльский, будущий король Эдуард VII, сказал: "Куда пойдет Ритц, туда пойду я". Так и вышло. 1 июня 1898 года на открытии отеля присутствовал и принц Уэльский, и все высшее общество как Старого, так и Нового света. Любопытно, но изначально отель собирались открывать на бульваре Аусманн. Инвесторы представляли себе гостиницу только в ряду других, рядом с вокзалом, как было тогда принято. Цезарь Ритц едва уговорил их на Вандомскую площадь. Его логика так понятна и близка нам сейчас. Площадь была спроектирована архитектором Версаля Жюлем Ардуэн-Мансаром в 1686 году. В 1705-м особняк под номером пятнадцать, который спустя почти два столетия занял "Ритц", принадлежал герцогине Де Грамон, потом - маршалу Де Лотреку и маркизу Ле Вилетту. Но все равно к концу девятнадцатого века назывался "грамонским". Другими словами говоря, дом был престижным, и площадь перед ним вполне могла бы называться королевской. В минуте ходьбы - модная, только что открытая Опера. На соседних улицах Сент- Оноре, Риволи и Камбон - художественные галереи, лучшие перчаточные и парфюмерные бутики. Место было выбрано идеально. Но это была только часть успеха.

Главное крылось в инновационном подходе к организации отеля. Отеля как места, где любая коронованная особа чувствует себя комфортнее, чем дома, а любая артистическая натура - свободнее, чем дома. Поставив перед собой цель, Цезарь сформулировал также и четыре задачи для ее достижения: правильная организация холлов и номеров отеля, наличие в отеле всех технических новшеств, изысканнейшая кулинария, безупречный сервис. Звучит просто, как дважды два. Но почему-то по сей день нигде, кроме "Ритца", эта система не работает на все сто процентов.

Правильность организации пространств столь тонкая и деликатная вещь, что познать ее умелость или неумелость можно подчас только на собственном опыте. Покажется странным, но Цезарь Ритц осознанно отказался от большого лобби при входе в отель. Вместо этого он устроил длинную галерею, по одну сторону от которой возле окна в сад стоят кресла и столики, по другую - расположены уютные салоны. В самый большой из них с верхних этажей выходит роскошная лестница 1751 года постройки. Эта лестница предназначалась специально для выходов в вечернем платье. Говорят, благодаря ее особому дизайну, женщины, спускающиеся по ней, кажутся более привлекательными... Рядом с входом была спланирована еще одна лестница - почти незаметная, для персон, прибывших инкогнито. Таких особ "Ритц" повидал немало. В разное время ими были в том числе король Великобритании Эдуард VII, марокканский король Хасан II и Уинстон Черчилль. Шила в мешке не утаишь, говорит пословица. Любой отель наполняется слухами и пересудами, когда в нем останавливаются высокопоставленные персоны. Но Цезарю Ритцу удалось построить систему обслуживания так, чтобы особу, прибывшую инкогнито, никто не видел, кроме узкого круга обслуживающего персонала. А последний он приучил держать язык за зубами. Впрочем, это уже касается сервиса.

Для каждого зала, ресторана и номера были разработаны свой стиль и своя цветовая гамма. Для номеров, выходящих окнами на север, Цезарь и его архитектор Шарль Меве выбрали оттенки шампанского и роз. Для номеров, расположенных на южной стороне, - голубые, серые и белые цвета. Цезарь предложил не останавливаться на каком-то одном стиле мебели, а смешать все лучшие французские стили: всех Людовиков, а также ампир и Директорию. Серебро и хрусталь Цезарь заказал у лучших производителей: Christofle и Baccarat.

Еще один отважный шаг: оборудовать абсолютно все номера ванными комнатами со всеми удобствами. Если учесть, что на тот момент даже у королей не было такой роскоши, понятно, почему многие из них приезжали иногда лишь затем, чтобы посмотреть на это чудо и организовать консультации своих специалистов у Цезаря. В ванной отеля произошел забавный случай с принцем Уэльским. Как-то ночью принц принимал ванну в прелестной компании. В какой-то момент он обессилил и не мог самостоятельно подняться. На ахи, охи и крики, исходящие от дамы, по понятным причинам никто не пришел, пока она сама не кинулась бежать за подмогой. Буквально на следующий день Цезарь Ритц повелел оборудовать все ванные специальной сигнализацией (цепочка, которую в случае чего нужно потянуть на себя). Именно благодаря этому конфузу все современные отели оборудованы подобными системами тревоги в ванных комнатах.

Также во всех номерах были телефоны (это произошло раньше, чем такое смогли позволить себе даже экстренные службы Парижа).

Третьей составляющей была кухня. За нее целиком и полностью отвечал лучший шеф-повар тех лет Огюст Эскоффье. Ему принадлежат многие рецепты французской кухни, какой мы ее знаем сейчас. Вот история изобретения известного десерта "Персики Мельба". Однажды певица Нелли Мельба, пригласив друзей на ужин, пришла к Огюсту с вопросом: "Что подавать на десерт: персики или мороженое?" Ответом стал новый шедевр Огюста: ванильное мороженое, покрытое белыми персиками и малиной и украшенное сеткой из сахарных нитей. Последней и самой важной задачей Ритца было устроить лучший в мире сервис. Даже спустя более ста лет придуманная им система работает. На все время пребывания гостя за ним закрепляются как минимум три человека обслуги. Вне зависимости от того, как часто гость будет менять номера, обслуга с ним будет одна и та же. Вы можете распоряжаться посыльными отеля в полной мере. Вплоть до того, чтобы отправлять их через всю Европу искать ваш утерянный багаж. Метрдотель и горничные мгновенно улавливают ваши вкусы и привычки, и даже если вы возвращаетесь в отель через несколько лет, метрдотель будет помнить все ваши гастрономические претензии, а галстуки в номере разложат так, как вы привыкли. Отель "Ритц" даже сегодня - один из немногих, где в течение десяти-двадцати-тридцати лет работают одни и те же люди. Это служит гарантией того, что при любых обстоятельствах в "Ритце" вы не будете себя чувствовать не в своей тарелке. Здесь всегда как дома. Только лучше.

В день открытия отеля в 1898 году Цезарь Ритц сказал своей жене Марии-Луизе следующие слова: "Дорогая, у нас уже есть два сына. Эта гостиница будет нашей дочкой". Столь трепетное отношение к отелю чудесным образом передалось его нынешнему владельцу - Мохаммеду Аль-Файету. Он купил его у вдовы второго сына Цезаря Ритца в 1979 году за тридцать миллионов долларов. В течение последующих девяти лет его инвестиции в реконструкцию отеля составили еще двести пятьдесят миллионов. За эти годы отель обзавелся шикарным ночным клубом "Ритц", клубом здоровья "Ритц" и Школой высокой кулинарии "Ритц- Эскоффье". Все номера были модернизированы. В них появились системы кондиционирования, стереоаппаратура, Интернет, джакузи, диммеры плавной регулировки света и так далее. Одна только реставрация мебели съела более трех миллионов долларов. Удивительно, но после всех вмешательств "Ритц" стал выглядеть только краше. В нем не появилось ни одной вещи, которая шла бы вразрез с его обликом. Даже поступающий по системам воздуховодов ароматизированный специально разработанными для отеля духами воздух, кажется, был здесь изначально. Запах столь изыскан и вездесущ, что его не воспринимаешь как отдельный компонент. Думается, именно так и должна пахнуть роскошь.

Сегодня, как и раньше, все номера этажа при желании гостя можно объединить в один огромный номер с множеством комнат, связанных друг с другом дверьми. А также их можно превратить в гимнастические залы, артгалереи, салоны приемов, кабинеты или что угодно еще. Под Парижем у отеля есть огромные великолепные хранилища мебели, картин и аксессуаров, которых хватит на меблировку как минимум еще одного "Ритца". Каждые два-три месяца декораторы отеля производят с их помощью небольшое обновление номеров. Раз в два года дизайн номеров меняется целиком. В "Ритце" возможно все. Недаром его так любили писатели и прочие творческие натуры. Коко Шанель сделала "Ритц" своим настоящим домом, перевезя в апартаменты отеля свою любимую мебель и оставшись в "Ритце" более чем на тридцать лет, до конца своей жизни. Эрнест Хемингуэй впервые побывал в "Ритце" благодаря своему приятелю Скотту Фитцджеральду, в самом начале своей карьеры, когда еще не мог самостоятельно оплачивать счета. Значительно позже, в 1944 году, при освобождении "Ритца" Хемингуэй, бывший одним из освободителей, сам всех угощал. Говорят, тогда же одна журналистка все порывалась покинуть компанию, чтобы посмотреть парад. "Дочь моя, - сказал ей Хемингуэй, - сиди спокойно и пей коньяк. Парады ты всегда найдешь возможность увидеть. А вот отпраздновать освобождение Парижа в "Ритце" - уже никогда". Чуть позже он писал: "Единственная причина, по которой можно не остановиться в "Ритце", - отсутствие денег".

Отель Ritz, Париж, Франция

Стоимость зависит от престижности номера (108 номеров, 55 апартаментов, 11 эксклюзивных апартаментов). Стоимость апартаментов Коко Шанель - 6600 евро.

Погода не имеет никакого значения. Единственное, во время холодов невозможно отведать блюда в ресторане "л'Эспладон" под открытым небом, в садах отеля.

Стоит посетить в обед ресторан "л'Эспладон", вечером - в строгой последовательности - бары "Вандом" и "Хемингуэй", ночью - клуб Ritz, утром - Health Club Ritz, перед обедом - Галерею соблазнов. Ну и конечно, знаменитую Школу кулинарного искусства "Эскоффье". Спустя неделю при таком режиме приходит понимание, что все лучшее в Париже вы уже видели.



Текст: Оксана Кашенко 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100