Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N3 (59) 2002  /  интерьер  /  
описание интерьера   |    схема помещения


Автор проекта:
Алексей Морозов
(Бюро ASASH, главный архитектор
Андрей Шмонькин)
Живопись: Частная галерея Марины Гисич

Общая площадь 239 м2










Преодоление границ

версия для печати
Океан воздуха и света

Журнал: N3 (59) 2002 / интерьер

"Мы видим сегодня в архитектуре предпочтение прозрачности, достигаемой за счет больших площадей стекла, путем "вырезания" и раскрытия частей здания. Эта прозрачность призвана создавать иллюзию "плывущей непрерывности". Формы бесконечного наружного пространства становятся частью архитектурной композиции, которая не заканчивается границами стен, как в прошлом, а продолжается за их пределы"

Цитата из культовой книги Вальтера Гропиуса "Круг тотальной архитектуры" (1956) выглядит точным описанием этой петербургской квартиры. Войти в нее из узкого коридора - будто вырваться из тесного переулка на простор площади. Прямо от порога, минуя раздвижную стеклянную перегородку, взгляд скользит по поверхности уходящего в перспективу обеденного стола и убегает в бесконечность, туда, где пейзаж за окнами, в зависимости от времени года, оборачивается то акварелью, то гравюрой.

Парящий над столом струнный светильник от Инго Маурера сообщает воздуху звонкую осязаемость, как делают это щебет птиц или порхание бабочек.

Стена между столовой и гостиной превращена в гребень из стройных беломраморных пилонов. Сквозь него, по образному выражению архитекторов, пространство течет, "как сквозь пальцы". Этот гребень, как и прозрачные мембраны между прихожей и гостиной, гостиной и кухней - не барьеры, а скорее символическое обозначение таковых. Центральное положение кухни придает ей статус сакрального ядра квартиры. По контрасту с гостиной, где островки мебели с причудливыми очертаниями словно дрейфуют, омываемые потоками солнечных лучей, периметрическая обстановка кухни наделена весомой статичностью.

Впрочем, это локальное уплотнение "жилой ткани" ничуть не стесняет ее свободного дыхания. Равно как не препятствует и "диалогу" трех окон гостиной с витражом в крошечном зимнем саду, который игриво расположился по диагонали к прямоугольной "сети координат".

"Расчистка" внутренних визуальных связей, их выход за внешние горизонты по обе стороны квартиры и ее слияние с окружающим миром - те три кита, на которых стоит весь этот удивительный "океан воздуха и света". Излишне задаваться вопросом, почему здесь доминирует белый цвет. Наши предки отождествляли этот цвет с самой жизнью: белый цвет - белый свет...

От центра к периферии квартиры белоснежность, проходя различные градации, сменяется в конфиденциальных помещениях (спальне, кабинете, гостевой, ванной и туалетной комнатах) теплыми обертонами - здесь цвет соломы и топленого молока.

Этим, а также предельным лаконизмом форм, отсутствием лишних, необязательных деталей и объясняется особая цельность интерьера, его несуетное достоинство. Нет сомнений в том, что он способен легко интегрировать любое цветовое пятно, будь то картина или брошенный на диван пестрый плед, но и без них не будет выглядеть обделенным.

Нейтральный архитектурный фон и монохромность сравнимы разве что с тишиной. Их дразнящая недосказанность усиливает звучание каждого дизайнерского слова: это уютные кресла-"коконы" Эйлин Грей, раскованная эргономика дивана Flap, точеные ножки у стульев CECOTTI. "Монологи", которые "ведут" сами вещи, не перебивают друг друга, как и положено в аристократическом обществе.

Но главным героем пьесы является свет. Он то мерцает галогеновыми звездочками, то наполняет собой столик матового стекла, то прячется в мягких складках гигантского абажура в спальне, то возникает в углах гостиной четырьмя столбами-торшерами, которые, на манер калориферов, окончательно расплавляют контуры и без того просторной комнаты. Гропиус, словами которого начат рассказ, мечтал об искусственном свете, превосходящем естественный изобилием и разнообразием эффектов. Кажется, к началу XXI века его мечта сбылась.

Алексей Морозов:

"Главное в этом объекте - это преодоление границ, создание большого, цельного и в то же время дифференцированного, как бы "профильтрованного" пространства, которое позволяет воспринимать себя как некий осязаемый, абсолютно реальный "океан света и воздуха". Это создает особое жизненное ощущение - свободы и полноты".



Текст: Людмила Лихачева  Фото: Петр Лебедев 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100