Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N2 (7) 1996  /  интерьер  /  


Архитектор:
Левон Айрапетов

Общая площадь 115 м2




















Расчет и вдохновение

версия для печати
Журнал: N2 (7) 1996 / интерьер

Художник, возможно, счастливее архитектора. Потому что свободнее

В самом деле, для воплощения своего замысла ему нужны лишь краски и холст. Пусть даже картину вообще никто не купит, - она создана, перенесена, выражаясь поэтически, из мира воображаемого в реальность. Далеко не всякому архитектору, между тем, выпадает случай материализовать свою мечту об идеальном доме или идеальной квартире. Архитектор не может работать без заказчика, предоставляющего определенную площадь и сумму денег. Помните, в "Саге о Форсайтах"? "Вам предоставлена полная свобода действий в пределах, указанных в нашей переписке..."

А тот интерьер, что перед нами, - каковы были эти самые пределы, о какой свободе шла речь в данном случае? Попробуем проследить за ходом творческого процесса. Именно творческого, не сводящегося к последовательному проведению ряда ремонтных работ.
Исходную ситуацию следует признать на редкость удачной для архитектора: несущих стен внутри квартиры не оказалось. Хозяева - люди многопрофильного, "интеллектуального" бизнеса, много времени проведшие за границей и не тоскующие, подобно многим заказчикам, по колоннам и фонтанам. Они ограничились самыми общими пожеланиями: чтобы квартира была удобной и современной, - а все остальное оставили на усмотрение архитектора, манеру которого знали по его прошлым работам.

Гармония и алгебра

Определенный риск в этом всегда присутствует: ведь создавая сцену, на которой разыгрывается повседневная жизнь, архитектор выступает не просто в качестве декоратора - но (со)автора сценария. А ведь архитектору дороже всего его сокровенная идея - и должен хотя бы кто-то время от времени дергать его за рукав...

Роль такого, впрочем, вполне естественного, ограничителя здесь играла денежная смета, в рамках которой волей-неволей приходилось держаться. А в остальном - полная свобода.
Задана была лишь система отсчета: вытянутый прямоугольник площадью 120 квадратных метров и семья из четырех человек, которую с архитектором объединяли вкусы - склонность к строго-изысканным интерьерам.

Наверное, в каждом архитекторе живут Моцарт и Сальери (конечно, не в смысле трагической развязки сюжета). Гармонию то и дело приходится поверять алгеброй, и все же и в алгебре слышать гармонию. Сталкиваются расчет и вдохновение, функциональность и эстетика, финансовый практицизм и идеальный образ будущего творения. В равновесии этих начал только и может родиться целостное произведение.
Состав комнат был очевиден: гостиная, кухня, две детские, два санузла, и наконец, хозяйская спальня. Архитектор приблизительно наметил, как должны располагаться помещения, - и, набрасывая эскиз за эскизом, предоставил свободу линии, ее прихотливым изгибам и извивам. Жилой интерьер, в его представлении, - это место, где можно укрыться от агрессивной урбанистической среды, от навязанной власти стандарта. Таким образом, внутреннее пространство было противопоставлено пространству внешнему, городскому пейзажу центральной части Москвы.

Квартира - личное дело живущих в ней людей; она призвана стать воплощением внутреннего мира хозяев, стиля их жизни - и ничего более. Выразить существующий стиль жизни или создать новый - проблема не только эстетики, но и психологии. В нашем случае все строится на противопоставлении миров: пространство, четко структурированное во внешнем, городском мире, здесь, внутри, начинает мягко раскручиваться, растекаться, образуя таинственные уголки и загадочные искривления плоскостей.

Стиль "конца столетия"

Интерьер обособлен не только от внешнего мира, но и от традиционных течений и стилей. По ассоциации приходят на ум такие понятия, как "авангард", "постмодернизм", "постконструктивизм", - но за своей неопределенностью тут же исчезают. - Я не могу сказать, что работаю в стиле, который был кем-то создан. Художник творит произведение, а уж его стиль и концепцию додумывают потом критики...

Ситуация с архитектурными направлениями, похоже, возвращает нас к началу века, что неудивительно: эпохи "конца столетия" всегда похожи. Усталость от культурной традиции ведет к образованию маленьких групп, так называемых "я-школ", стилей-однодневок при отсутствии мировых авторитетов. Отказавшись давать название стилистике интерьера, попробуем подобрать ей определения, эпитеты.

Сам архитектор называет квартиру "мягкой", "приятной", - "я люблю жесткие вещи, более сильные в пространственном отношении".
Созданный интерьер вполне отвечает программе хозяев: "современная, комфортабельная, функциональная". Однако помимо мягкости и удобства здесь ощутима сдержанная экспрессия. Возможно, все дело в постоянном ожидании непредвиденных фокусов пространства - тех самых внезапно открывающихся уголков, непривычных форм, когда прямая вдруг пересекается окружностью. А что же может быть интересного в четырех прямых углах, вопрошает автор, если это, конечно, не "Черный квадрат" Малевича?

И в самом деле, квартиру, где нет ни одной прямоугольной комнаты, где плоскости, пересекаясь, создают тупые и острые углы, или, вопреки ожиданиям, вообще не пересекаются, а плавно закругляются, неинтересной никак не назовешь. Это сложное, но вовсе не производящее впечатления преднамеренности многообразие форм имеет, помимо эстетической, еще и чисто практическую функцию: квартира невелика, а искривленные линии и изогнутые плоскости зрительно углубляют пространство.
В интерьере присутствует легкий налет ирреальности: здесь попадаешь во власть иллюзий и мистификаций, созданных пространством. Архитектор даже предложил заказчику сделать серию фотографий-загадок с неожиданных точек, и затем предлагать гостям найти в квартире уголки, запечатленные на снимках. Задача не из легких - в разных ракурсах интерьер меняется до неузнаваемости. Этот игровой элемент особенно важен для автора. Существенная часть игры - цветовое решение интерьера.

Тут, однако, идиллическая гармония вкусов архитектора и заказчиков несколько поколебалась.

- Я предпочитаю работать в холодных тонах. Белый, черный, красный - архитектурные цвета. Лиловый, розовый, сиреневый к моим работам никак не подходят.

Жесткие сочетания белого, серого и глубокого синего, доминирующие в интерьере, компенсируются гибкостью ее форм.
Одна уступка все же была сделана хозяйке, склонявшейся, по вполне понятной женской слабости, к более традиционному, уютному образу спальни, нежели имел в виду создать архитектор. В результате спальня - охра с золотом - несколько выделяется на фоне остальных помещений. Но и она, с косыми углами и зеркальной плоскостью стены, целиком принадлежит этой квартире.

Противоположность спальне - комната дочери, расположенная напротив. Это, наверное, самая выразительная часть интерьера. Здесь речь уже идет о резком столкновении открытых, агрессивных цветов: фиолетового, красного, желтого, черного, - что вполне соответствует пожеланиям хозяйки, принимавшей самое деятельное участие в разработке интерьера. О стиле жизни, его стремительности и практицизме можно судить даже по ванным комнатам, где ванные как таковые отсутствуют, замененные душевыми кабинами - для ускорения процесса. Санузлы тут же окрестили "ночной город".
При всей ироничности соединения сугубо утилитарного помещения с романтическим названием, черные зигзаги на сине-белых стенах действительно наводят на мысль о силуэтах домов в темноте.

Пространство и вещи

Однако облик пространства складывается не только из форм и красок, но также из света. Никаких люстр в квартире нет, все светильники довольно-таки скромные. Архитектор убежден: освещение должно акцентировать формы пространства, а не самих светильников (подход тоже вполне в райтовском духе). Точечные галогенные лампы подчеркивают все изменения уровня потолка: рельефная дуга в прихожей задает движение как в кухню, так и в дальние комнаты; зона кухни отделена от гостиной барной стойкой и новым перепадом потолка, также подсвеченным.

Разницу между классическим интерьером и современным архитектор видит в подходе к предмету. В первом случае каждая вещь самоценна: тривиальные пространственные решения предполагают изысканный декор деталей.
Во втором - эксперименты с пространством, его разграничение на зоны лишь подчеркиваются предметами, оказывающимися, таким образом, на вторых и третьих ролях. Соответственно, и подбор и размещение мебели кажутся автору интерьера менее интересными, чем создание пространственных форм. Быть может, еще и потому, что мебель, подобранная по каталогу, нипочем не впишется в уникальный, авторский интерьер, а сработанная по специальному заказу...

- Придумать-то и нарисовать я смогу, только стоить будет эта мебель намного выше сметы...

И все же, надо признать, мебель подобрана с необыкновенной тщательностью. Округлые очертания дивана, подчеркнутые контуром журнального столика, повторяют рельефную линию потолка. Тот же изгиб - в формах стульев, светильников, линии коврового покрытия.

Ковер в гостиной необычен, он напоминает звездное небо - только со стрелочками.
На первый взгляд кажется, что после ремонта не отмыли краску. Это еще одна из иронических мистификаций: эскизы ковров принадлежат мастерам с мировым именем.

На Западе интерьером занимаются два человека: архитектор и декоратор. В ведении архитектора находится организация пространства, цветовые и световые решения, самые общие указания относительно мебели. Остальным занимается декоратор.

В Москве все иначе, и архитектор является здесь не только психологом, художником, инженером, финансистом, но и сам должен ориентироваться в каталогах, ездить по мебельным фирмам, выбирая из имеющегося необходимое... Словом, алгебра явно доминирует над гармонией. Но порой именно ограничения, накладываемые реальной жизнью, обусловливают неожиданные решения, счастливые находки. В нашем случае так и вышло.


Текст: Людмила Федорова  Фото: Зинон Разутдинов 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100