Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N6 (11) 1996  /  интерьер  /  


Архитектор:
Алексей Подымов

Общая площадь 110 м2


















Традиции современности

версия для печати
Интерьер, ориентированный на привычки и вкусы одного человека

Журнал: N6 (11) 1996 / интерьер

Одиночество имеет свои преимущества. В частности, для архитектора, - когда речь идет об образе жизни заказчика. Ведь если нет надобности учитывать требования многочисленных домочадцев, возрастает возможность создания оригинальной, экспрессивной квартиры. Интерьер, с которым мы знакомим Вас на этих страницах, построен по принципу "излучения из центра", во многом продиктованному именно тем, что автор ориентировался на привычки и вкус одного человека

Впечатление неожиданности рождается от сочетания, казалось бы, несовместимого: четкого зонирования и предельной открытости пространства, традиционности и новизны, элементов хай-тека и мягкости, уюта. Этот образ создавался на основе классики ХХ века. Здесь важно оговориться: традиционное, классическое обычно ассоциируется с чем-то устоявшимся и неизменным, однако такое представление меняется буквально на глазах.
В ХХ веке оно расширилось настолько, что "классическая" архитектура включила в себя опыт Ле Корбюзье, Мельникова, Райта, равно как "классическая" литература - произведения Мандельштама, Пастернака, Цветаевой. Иными словами, использование находок Райта и элементов хай-тека так же, как и давно привычное, опирается на традицию. Только иную - более новую, более "современную".

Интерьер находится как бы на той грани, где современное соприкасается с традиционным, перетекает в него. Сложное переплетение проявляется в несхожей стилистике разных функциональных зон. Например, столовая выдержана в "классической" манере - если иметь в виду общепринятое толкование этого понятия: массивный деревянный стол (выполненный по проекту Райта), деревянные тяжелые стулья, совершенно "по-античному" задрапированная занавеска (кстати, единственная в квартире, на всех остальных шумозащитных окнах - жалюзи).
Кабинет и гостиная - более жесткие, конструктивистские. В кухне же контрастно сочетаются холодный блеск металла и теплые деревянные поверхности.

Однако это разделение достаточно условно, всему облику квартиры придает единство авторская идея, - стройность и четкость пространственного решения. Гость, переступивший порог (тоже, в некотором смысле, условный: на самом деле поднимаешься на ступеньку вверх, в вечернее время ступенька может подсвечиваться), оказывается в самом центре жилища. Полукруглая прихожая, приподнятая над общим уровнем пола, является точкой, в которой сходятся незримые лучи, задающие направление трем функциональным областям - кухне, столовой и гостиной-кабинету. Соответственно, "лучи" указывают на три окна.
Никаких перегородок между соседними секторами нет, но при этом границы их определены достаточно явно: изменением уровня пола, различным его покрытием, барной стойкой между кухней и столовой; будто бы оборванным кусочком стены между столовой и гостиной. Расположенная прямо напротив прихожей столовая зрительно отделена от нее изогнутой решеткой, перевитой зеленью. Зонирование акцентировано сложной пластикой потолка, сочетающего мотивы лучей-радиусов и концентрических окружностей. Рельеф потолка, таким образом, отражает главную авторскую идею "излучения из центра" и представляет собой один из наиболее ярких архитектурных элементов интерьера. Функцию зонирования в некоторой степени берет на себя и освещение: расходящиеся лучи подчеркнуты цепочками галогеновых светильников, а мотиву окружностей соответствуют встроенные дугообразные лампы накаливания, льющие мягкий желтый свет.
Перепады уровней потолка и пола, усложняющие пространство, напоминают о райтовском принципе: самое важное для архитектора - это создание интересного внутреннего объема, ограниченного стенами. Но Райт, как известно, всегда недолюбливал города, предпочитая "дома прерии" или, в крайнем случае, общественные помещения; здесь же его принцип использован именно при создании городской квартиры. Кстати, помимо формирования объема, эти перепады были и технически необходимы: на потолке, чтобы закамуфлировать ригели после перепланировки (в результате потолок понизился, что дало ощущение уюта), на полу, чтобы скрыть коммуникации, обеспечивающие дополнительный санузел при спальне.

Множество границ, которых вроде бы и нет, но которые, между тем, явственно прослеживаются в квартире, образуют нечто вроде системы иллюзий.
Даже внутри сектора гостиной проходит условная граница, в виде разрыва коврового покрытия, отделяющая собственно гостиную от кабинета. Столь близкое соседство обычно несовместимых зон приемлемо потому, что хозяин, живущий один, может быть уверен: пока он занят работой, никто из домашних не станет принимать гостей непосредственно у него за спиной.

Спальня - единственный по-настоящему укромный уголок квартиры, от презентационной части ее отделяет вполне материальная граница в виде стены, а от внешнего мира - светонепроницаемые жалюзи.

Оригинально решен санузел при спальне. Он воспринимается как непосредственное продолжение комнаты, так как, в отличие от гостевого, выполнен не в обычной "сантехнической" манере, а с паркетным полом вместо привычной плитки, с зеркалами оригинальной формы и заслонен лишь полупрозрачной перегородкой.
В оформлении спальни сочетаются характерные для всего интерьера мягкие пастельные тона - розовый, серый, бежевый. Только, возможно, здесь эта мягкая палитра выглядит более естественно, чем в общественной зоне, где она соединяется с элементами хай-тека. Это сочетание не лишено иронии - ведь увлечение пастельными тонами в 80-е годы явилось как раз реакцией на жесткую "технологичность" хай-тека; здесь же обе эти тенденции воспринимаются с точки зрения конца 90-х и становятся предметом игры. И, возможно, именно такова примета интерьеров нашего времени: в них переосмысливается опыт мировой архитектуры, традиционных, "классических" приемов, которые свободно комбинируются и в результате раскрывают свои новые смыслы и перспективы.


Текст: Людмила Федорова  Фото: Зинон Разутдинов 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100