Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N2 (13) 1997  /  дом  /  


Архитектор:
Юрий Андреев


































Дом луны

версия для печати
Объект вне традиций "новой" застройки

Журнал: N2 (13) 1997 / дом

"Если ДОМ по своей архитектуре, образно говоря, МУЖЧИНА, то ИНТЕРЬЕР создавался ЖЕНЩИНОЙ, которая осваивала этот сугубо мужской мир"

Голос автора - скорее тенор, чем баритон.

Дом (официальное название - "Дом Луны") - в народе известен под кличками "Тауэр" и "Крепость". Всем своим видом противоречит сложившимся традициям "новой" застройки.

Архитектор - похож на большой тихий омут, где чего только не водится! В Москве бывает наездами, однако умудрился построить в ней несколько модных объектов, в том числе и Дом - объект нашего внимания.

Хозяйка - очаровательная женщина. По профессии - реставратор, а также заместитель Архитектора по вопросам интерьера.


Предыстория

Отправной точкой в работе над проектом для Архитектора послужила фраза, которую обронила Хозяйка за чашкой кофе, рассказывая об одном антикварном столе: "... круг, вписанный в квадрат". Сочетание этих форм и легло в основу архитектурного сюжета. Кроме того, существовали определенные функциональные требования к будущему проекту: Дом должен быть максимально комфортабельным и стать своего рода неформальным центром общения для многочисленных друзей Хозяйки. При этом Архитектору надлежало "вписаться" в стандартный участок в 10 соток с уклоном в 1 метр, расположенный на насыпном холме среди разнообразнейшей "новой" застройки и избушек древней деревеньки.

В связи с последним Хозяйка сформулировала идеологические пожелания: к ландшафту не привязываться за неимением оного; отрезать по последним, жилым этажам вид на соседей, максимально подняв окна и получив в них чистую панорамную картину неба и леса на горизонте.
Безусловно, внешность Дома должна быть обманчива, чтобы снаружи нельзя было догадаться о том, что внутри.

Хозяйка: "Хотелось радовать себя, а не окружающих, - их мой Дом, по меньшей мере, раздражает".

Архитектор: "Идеология крепости: мы осаждены врагами".

Действительно, Дом, при своих небольших размерах, "в общем строю" выглядит по крепостному грозно, дерзко противопоставляя себя окружающему. Однако "колючая" оболочка, по мысли Хозяйки, должна содержать в себе максимум света, воздуха и теплоты, и этому принципу подчинено все обустройство Дома. Естественно, такое острое несовпадение между внешним и внутренним, отражающее диалог творческого темперамента Архитектора и вкусовых пристрастий Хозяйки, разрешился не легко и не сразу. С момента начала строительных работ и вплоть до их завершения они "воевали" друг с другом. Причем у каждого имелась своя заповедная территория, а боевые действия велись на границах.
Так, например, бесспорное "владение" Архитектора - внешний облик Дома Луны, а область Хозяйки - предметный мир Дома: мебель, картины, материалы, цветовые сочетания и т.д. "Линия фронта" проходила по вопросам организации пространства внутри Дома, его планировке, отдельным узлам и пр. Архитектор вел "наступление" на интерьер со своих позиций, стремясь воплотить в нем дерзкий, на грани крамольности, диалог форм.

Так, первый этаж он задумывал с громадным, 3х3 метра, открытым очагом и телескопом-трубой, через который "можно было бы разглядывать звезды". Однако Хозяйке это решение показалось чересчур рискованным, и "хулиганский" очаг переродился в "спокойный" камин. Проиграл Архитектор и "бой" за третий этаж, который хотел сделать "лихим" - панорамным, без перегородок, на манер студии. По настоянию Хозяйки площадь нарезали, и на этаже появились бильярдная, комната Архитектора и кабинет...

Творческие войны кипели на всех уровнях, и за полтора года строительства было изготовлено три варианта рабочих чертежей.
В доме скопилась гора бумаг, эскизов, планов, а стенки в доме переносились с места на место практически до дня сдачи объекта. Тем не менее Дом сдружил Архитектора и Хозяйку и далеко "продвинул" обоих в профессиональном плане.

Архитектор: "С Домом Луны вышла уникальная история. Зная, что Хозяйка - профессионал в своем деле и что со вкусом у нее все в порядке, я допускал возможность совместного творчества и всячески его стимулировал. Хозяйка - человек более спокойный, чем я, и она, в качестве дизайнера, совершенно обоснованно считала, что всяких новомодных штучек в Доме, где она будет жить, следует избегать. Если сам Дом по своей архитектуре, образно говоря, Мужчина, то интерьер создавался Женщиной, которая осваивала этот сугубо мужской мир".

Хозяйка: "Мы причинили друг другу много головной боли, зато теперь, когда Дом построен, у обоих отсутствует ощущение обойденности и обделенности. Мы были скорей не соперниками, а командой".


Дом и свет

Название Дом Луны родилось ночью, когда Архитектор начал рисовать первый эскиз. Было новолуние, и Архитектор подумал: "Ну вот, начало новой жизни!" - и оказался прав. Так возник образ Дома, т.е. тот перепутанный ассоциативный, смысловой и знаковый клубок, из которого впоследствии ниточкой вытянулись многие особенности архитектуры и интерьера. Причем "лунная" символика в большей степени реализована в интерьере. При создании проекта, как признается Архитектор, им руководили достаточно конкретные соображения.
Первоначальная форма "цилиндр в кубе" оказалась очень продуктивной. Угловые "башни" позволили вместить в себя утилитарные помещения, а в круглой центральной части расположились более свободные по духу. Оформленные стеклоблоками зазоры между двумя основными формами играют роль световодов, привносящих свет во внешне закрытый, агрессивный угловой объем. Человек в ванной комнате не чувствует себя отрезанным от мира, хотя его, естественно, не видно.

Что касается жилых и представительских помещений - тут другая история. Сидеть все время в квадрате - скучно, а сочетание дуг и прямых дает возможность разнообразить свои пространственные ощущения. Дом долго не надоедает, ибо в нем заложен потенциал "подвижности" восприятия. И не только за счет подбора предметов интерьера, но и благодаря компоновке несущих форм. Если затрагивать тему внешних трансформаций, то Дом, безусловно, "оживляет" свет. Конечно, есть и атональное звучание конфликта гладких поверхностей с шероховатыми фактурными штрихами, и вызывающая графическая игра прямых и изогнутых линий. Но душа архитектуры Дома, повторим, свет.
У куба и цилиндра со светом разные взаимоотношения. Они его по-разному отражают, он на них по-разному ложится. "Поженив" формы, Архитектор заставил объемы Дома "общаться" при помощи падающих теней. Так, бесчисленные световые комбинации дня, "вытаскивая" архитектонику и рельеф здания, создают один образ. Вечером и ночью он меняется. Начинает "работать" внутреннее освещение. Окна отбрасывают изменчивые рефлексы на торцы здания, а из узких "бойниц" свет бесшумно скользит по плоскости, по кругу... Прошел и пропал... Как Луна...

Однако есть еще один режим освещения Дома - парадный. Его Архитектор исполнил тайно, поставив Хозяйку перед фактом. Суть заключается в лампах, установленных по периметру крыши. И то обстоятельство, что Хозяйка оставила их в неприкосновенности, Архитектор расценивает как акт мужества. Первый запуск системы состоялся летом, в 12 ночи. Испытывались не столько лампочки, сколько реакция местного населения.

Архитектор: "Стемнело, шел дождь. Я вышел на улицу и скомандовал: "Включай!"... Буквально через минуту заметил, как начали открываться двери окрестных домов, и люди стали выходить и смотреть... Было на что. Представьте: сквозь водяные струи пробиваются снопы света, как будто пламя из дюз реактивного двигателя, и крыша улетает..."

Но все-таки главная цель, которую Хозяйка поставила перед Архитектором - это насыщение внутреннего пространства Дома Луны светом и воздухом при полной визуальной закрытости снаружи. Про бойницы-световоды в зазорах здания мы уже упоминали. По такому же принципу наполняется светом лестница, в полукруглом боку которой "прочерчен" узкий зигзаг из стекла. Большие окна, за счет отсутствия в них переплетов, воспринимаются со двора как единое целое с бетонным монолитом и обеспечивают максимум света.

Хозяйка же, со своей стороны, проектируя интерьер, постаралась различными способами поддержать идеи Архитектора. Во-первых, подбором основного цветового оттенка - "сливочное масло" или разбеленый желтый.
Он сохраняет тот объем световых и воздушных масс, которые наполняют интерьер, добавляя в них ощущение теплоты. Также зрительно облегчаются конструктивные элементы: стены, пол, потолок. Кстати, объективно низкие потолки, выкрашенные в тон стенам, "приподнимаются" и не давят на человека. Помимо цвета, объем света и воздуха поддерживается и угловым принципом расстановки предметов.

Хозяйка: "Пустой угол должен быть оправдан либо архитектурно, либо функционально. Иначе возникает впечатление ВИЗУАЛЬНОЙ незаконченности, необжитости пространства. А "обжитые" углы, освобождая мизансцену интерьера, сохраняют в нем воздух".

Механика интерьера

Хозяйка: "Мой Дом - абсолютно самодостаточное существо. В нем настолько сильно "мужское", архитектурное начало, что даже при полном отсутствии здесь предметов он не будет казаться пустым и мертвым. Тут вполне можно жить на коврах и подушках. Поэтому сюда было СЛОЖНО вносить мебель - тяжело соответствовать первоначальному впечатлению.
Я старалась не разрушить этот мир объемов и форм, а дополнить его. Специально рассчитывала, где какой предмет должен стоять, вещи долго кочевали с места на место, некоторые, не прижившись, отправлялись в ссылку".

Теперь раскроем "ноу-хау" Хозяйки - принцип подбора предметов для Дома. Он многоступенчат.

Конечно, во-первых, вещь должна понравиться Хозяйке и войти в число кандидатов. Во-вторых, вещь должна понравиться Дому, т.е. вписаться в его архитектурную среду. Третий отборочный круг - самый сложный. Вещь должна понравиться окружающим предметам.

Хозяйка: "Предметы обязаны сосуществовать в гармоничном равновесии. При этом они могут быть взяты из разных временных и культурных пластов, но их сочетание должно быть убедительно".

Гуляя по дому Луны...

Взойдя на крыльцо и потянув дверь с надписью "Дом Луны", оказываешься в небольшой прихожей. Взгляд падает на ажурную чугунную вешалку родного, каслинского литья.
Сняв обувь и надев тапочки, огибаешь угол прихожей и видишь первый, представительский этаж. Правда, с правой стороны куда-то наверх уходит изгиб лестницы, но прежде чем дать ей увлечь себя, хочется рассмотреть гостиную, это царство светского общения, дружеских тусовок и многолюдных торжеств.

Ожидаемое изобилие света и воздуха. Легкость пространства. Четкое зонирование. Главенствует центральная часть помещения, ограниченная арками, которые зрительно поднимают потолок. Усиливая вертикаль, пол утоплен на пару ступенек. Этот квадрат мгновенно ассоциируется с атриумом - внутренним двориком античных зданий.
Предположение подкрепляет стеклянный нео-классицистический столик на ножках-колоннах, а также итальянская плитка песочно-солнечного оттенка и расставленные там и сям глиняные амфоры. Вокруг столика, по углам атриума, раскинулись мягкие диваны, а роль оратора на пирушке в триклинии исполняет телевизор. Фоном ему служит рукотворная плита, выравнивающая пропорции горизонтальной и диагональной части лестничного ограждения. Изящные столики-лампы у колонн можно интерпретировать как стройных мальчиков-эфебов, держащих в руках чаши с душистым маслом. В глубине помещения виднеется стойка бара, шкафы и различные кухонные агрегаты. Вокруг стойки на тоненьких комариных ножках разместилась компания стульев Филиппа Старка. Холодильник предусмотрительно убран от них в боковую нишу за занавеску... Слева гордо чернеет рояль. Зафиксировав его в сознании, взгляд перелетает все помещение по диагонали направо и видит зону столовой. Там - два стеклянно-деревянных стола, отряд стульев вокруг, зеркало в золоченой раме и картина, повешенная между двумя огромными окнами.
Побывав в столовой, взгляд замечает, что остался еще один неисследованный уголок помещения - камин за лестницей. Хозяйка позволила Архитектору "поиграть" здесь формами, плоскостями и объемами, добавив от себя лишь две лампы, "произрастающие" из греческих амфор, и пару "рогатых" стульев, очевидно, похищенных в свое время из дворца царя Миноса на Крите. Камин подсвечивается с улицы узкими боковыми щелями, выложенными стеклоблоками. Его "ствол" перечеркнут коричневой балкой, которая для сидящего перед камином человека играет роль низкого потолка. Это, вкупе с пляшущими языками пламени, создает ощущение уюта. Запоздалая мысль: "Организация пространства гостиной сама диктует траекторию взгляда, и камин является своего рода логической точкой помещения". Ее почему-то хочется поставить рукой, дотронувшись до кованых ручек критского кресла. Проделываешь это и замечаешь, что перед тобой открылся вход в следующий мир Дома Луны - спуск в подвал.

Раз ступенька, два, три и...
Вверху - "сливочные" небеса, под ногами плещется бассейн. Впрочем, нет, это оптический обман. В углублении пола "плещется" плитка. Левый берег "моря" - скалистый, там углами выступают стены, за которыми находится гараж. На "скалах" видны выходы горных пород - узоры из коричневой плитки, зеркала... Справа - синие "волны" плещут в борт корабля, в трюме которого расположена сауна. Иллюминаторы, деревянная обшивка... Прямо виднеется "земля обетованная" с раковиной-ванной, диванами, ширмой, креслами, какими-то интересными мелочами, а главное - с рассыпанной по стене солнечно-лунной символикой... Одно "Солнце" привезено из Греции, другое - с Капри, "Луна" посередине - это венецианская маска. На деревянных столиках стоят синие солнечно-лунные кувшинчики с Майорки, густо-синие светильники, бокалы, пепельницы. На стене - картины Рустама Хамдамова. Углы "земли обетованной" обжили французские плетеные диваны и кресла с синей обивкой. Синий ковер, синий халат на вешалке.
Гнутое дерево подставок и прозрачные плоскости стекла на них. Микро-зоны ванной и территории для отдыха после сауны. Уютно, укромно и функционально.

Хозяйка: "Помещение это - подвальное, окон нет, и чтобы не возникало ощущение "каменного мешка", мы позволили себе поиграть, внеся сюда необходимую долю иронии по отношению к себе и к среде. Степень декоративной условности присутствует здесь и в лодке, и в луже, и в более мелких деталях, а наличие Луны, Солнца, желтого и синего цвета - это воплощение образа Дома".

Архитектор: Подвал - то маленькое помещение, куда человек может спрятаться от всех, как ребенок, который забрался под стол и наблюдает оттуда за взрослыми... Многие знакомые Хозяйки, когда остальные члены компании перемещались на верхние этажи, оставались тут, садились рядом с ванной на диван и говорили: "Нам и здесь хорошо, и не надо по лестнице подниматься".

Нам же этой участи не избежать. Поднимаемся по ступенькам, минуем первый этаж.
Лестница идет по круглому боку цилиндрической части здания. Ниспадающий ритм ее изогнутых линий напоминает танец осеннего листа. Светоносные щели справа заселены забавными деревянными игрушками - "Быченькой", "Пиноккио", "Паровозиком", - и они своим присутствием смягчают рациональную смелость архитектуры.

Хозяйка: "Эта лестница, подобно аэродинамической трубе, раскручивает звук с первого этажа до самой крыши. Акустика у Дома потрясающая - если не закрывать дверь, будешь в курсе всех событий, происходящих на первом этаже".

Итак, второй этаж. По функции - жилой. Здесь расположена комната Хозяйки с персональной ванной комнатой. Как они выглядят - секрет. Для гостей предназначены две комнаты. Первая - условно "дамская". Если на первом этаже обосновалась Античность, то здесь уже веет Средневековьем. Эта комната - яркий пример декораторского подхода к формированию интерьера. Хозяйка случайно где-то нашла подлинный немецкий гарнитур 1895 года - резную кровать, шкаф, комод, стол - в совершенно "убитом" состоянии.
Отреставрировала его, и гарнитур обосновался в Доме.

Хозяйка: "Пришлось много поработать, создавая в комнате совершенно особую среду, которая была бы отрезана от архитектурной ситуации в Доме".

Составные части "особой среды" - лакированный деревянный паркет, кремовые шторы, кукла в рюшечках, кресло с обивкой розово-желтого цвета. Эти детали дополнили ту атмосферу, которую создало в комнате присутствие гарнитура, и вместе с тем перекинули связующий мостик к теплому ощущению, созданному в Доме основным, "сливочным" цветом. Облик второй гостевой комнаты изначально диктовал Архитектор. Она разделена на две зоны, обусловленные формой помещения. Одна, с диваном, имеет в своей основе квадрат, другая, с камином, шкафами и кушеткой, - круг. Окна в комнате подняты так, чтобы в них было видно только небо и горизонт. Камин "Вавилонская башня" тоже чисто архитектурного происхождения. У внутренней стены - два высоких книжных шкафа, между которыми в простенке висит портрет строгой дамы.
Однако ни она, ни антикварной формы кушетка, ни старинные сервизы в стеклянном шкафу не заглушают в помещении явного присутствия архитектуры. Здесь она - первична.

Третий этаж, условно, "мужской". Тут находится бильярдная, комната Архитектора и кабинет. Поднявшись по лестнице, прежде всего видишь зеленое сукно бильярда и брызжущие грубоватым весельем пост-брейгелевские картины Игоря Олейникова. В этом месте архитектура ограничивается "поставкой" партий света в помещение через большие окна, а тон интерьеру, конечно, задают бильярд и картины.

Зато кабинет - строг и классичен. Тут не понять - то ли интерьер продолжение архитектуры, то ли наоборот... Камин, объединенный с книжным шкафом внутри классического ордера, - это та архитектурная органика, которая задумывалась уже при проектировании. Опять-таки высокие окна; вертикальные и горизонтальные линии рам и подоконников продолжены внизу встроенными книжными полками.
В центре кабинета - кресло с подставкой для ног, а над ним с потолка свисает маленький светильник. В кабинете пока что отсутствуют узкие английский часы, картины, книжный шкаф. Когда же они появятся, классические черты интерьера проступят еще резче.

Отдельная тема Дома - гостевые туалетные комнаты. Именно "комнаты". На третьем этаже туалет сделан в ироничном ключе "а ля кабинет", и там стоит маленький журнальный столик, торшер, этажерочка с книгами. Это вызывает понимание, - ведь большинство гениальных идей приходит в голову в самых неожиданных местах.

На втором этаже продолжением "дамской" гостевой комнаты является серо-розовая туалетная комната-шкатулка, где есть и ванна, и зеркало, и прочие необходимые вещи. Бросается в глаза интересная декоративная деталь - висящие на стенах гипсовые отливочки ангелов, которыми Хозяйка сейчас увлеклась.

На этом рукопись обрывается...


Текст: Василий Лифанов  Фото: Зинон Разутдинов 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100