Rambler's Top100
SALON-interior - Частный интерьер России
SALON, теперь и электронный!
Электронная версия журнала SALON-interior доступна в продаже
— АКТУАЛЬНО —
Мир искусства
ЖУРНАЛ НОВОСТИ АРХИТЕКТОРЫ ИНТЕРЬЕРЫ ЛАНДШАФТ И ФЛОРА ВЫСТАВКИ СПРАВОЧНИКИ АКЦИИ
Архив журнала | Общие сведения | Рубрики | SALON De Luxe | SALON in English | График выхода | Реклама | Аудитория | Распространение | Контакты | Книги
Журнал   /  N4 (27) 1999  /  интерьер  /  


Архитектор: Алла Вейцман
Работы по камню: Валерий Труфанов, Михаил Красовицкий
Керамика: Даниил Каменский, Валерий Попов
Строительство: Джуро Бажулич
Мебель: "Акант", "Точка опоры"
Светильники:
Александр Рылеев

Общая площадь 140 м2























Помпеи, рожденные заново

версия для печати
Симфоническая фантазия для тех, кто понимает

Журнал: N4 (27) 1999 / интерьер

Со времен кватроченто каждая последующая эпоха неизменно возвращалась к изящным объемам и линиям древнего зодчества. И в нашу полную несуразиц и воинствующей безвкусицы пору случилось такое чудо. Пусть небольшое, не вселенского масштаба, но чудо: душа попросила! Счастливый случай определил совпадение вкусов заказчика и архитектора. И вот уже оси, "блуждавшие" в первоначальном плане квартиры, определились в своем положении, настойчиво предвещая планировку помпейского дома

Входная и интимная зоны квартиры выстроились справа и слева от центральной оси, словно крытые нефы по широким краям перистиля. Разве что разделены пространства были не колоннадами, а вполне ощутимыми несущими стенами. Увидев их воочию, архитектор Алла Вейцман отбросила всякие мысли о посягательстве на их целостность.
Вопрос мог стоять только о сносе легких перегородок. Но получающуюся в результате клиновидную залу непременно требовалось разбить на зоны, соразмерные нормальному человеческому восприятию. Задача была исключительно изящно решена героиней нашего рассказа, но об этом речь впереди. Существовала еще одна проблема: паре окон ощутимо не хватало одного или нескольких конструктивных элементов, которые бы, разделяя, дополнили их и нейтрализовали убийственно безликий простенок.

Что ж, увертюра завершена. Впереди - главная тема: Andante molto mosso. Ротонда-атрий оказалась тем самым (как же не хочется называть это декоративно-конструктивным элементом!) открытием, тем самым объединяющим и одновременно зонирующим пространство решением главной проблемы. Беседки в оливковых рощах начали делать в свое время греки, и предназначались эти культовые сооружения для отдыха Аполлона, нет-нет да навещавшего прекрасные земли Эллады.
Идея ввести в интерьер ротонду как структуру, разделяющую пространство, во многом решила проблему. Таким образом не только создавались две независимые зоны с общими источниками освещения. Беседка оказалась тем камертоном, который давал настройку всей симфонии в целом. И при этом явила собой эстетическую кульминацию архитектурной композиции, а потому было бы нелепо эксплуатировать лишь одну из ее функций - разделяющую. Помещенная в центр квартиры, она должна была сыграть и объединяющую роль. Ведь беседка оказывалась на пути из передней в интимную часть квартиры.
Как тут не вспомнить об атрии! Внутренний дворик греческих строений, в который открывались двери всех прочих помещений, как нельзя более подходил для этой созидательной роли.

И тогда пришла мысль совместить в одном два различных строения. Фантазию архитектора в выборе формы ротонды-атрия никто не ограничивал, и нельзя не признать, что она исключительно выразительна и как нельзя более соответствует пропорциям помещения. Трудно сказать, как бы выглядела беседка, не будь она стилизована под руины, не будь усечена одна из четырех колонн с ионическими капителями. Скорее всего, получилось бы нарядно, но обыденно. Руины - характерная черта романтизма. Здесь же - откровенная игра. Тем не менее, она создает неповторимый спектр настроений - от светлой одухотворенности до ностальгирующей по прошлому легкой грусти. И тактильные ощущения, возникающие от прикосновения к искусственно состаренному натуральному камню, - из того же ряда.
Источники света, спрятанные между потолком атрия и реальным потолком квартиры, рождают нежный, рассеянный свет и усугубляют впечатление объемности комплювия. На самом же деле в потолке закреплено круглое зеркало. Архитектор решил свести смысловой и "географический" центр всей квартиры к простой графической точке (голубая мозаичная вставка), обозначенной в центральном перекрестье плит наборного пола ротонды. Круглый одноступенчатый стереобат (или подиум) несколько приподнят над паркетным покрытием, и в нем спрятаны четыре точечных светильника.

Вся квартира решена в светлых классических тонах, заданных ротондой-атрием, и каждая комната теми или иными деталями перекликается с этим сооружением. Но прежде чем перейти к их описанию, следует обратить внимание еще на одну находку архитектора, позволившую продолжить общую тему. Я говорю о трех порталах, которые замечательно сыграли разделяюще-консолидирующую роль для пары окон в гостиной.
Средний при этом представляет собой функционально оправданный шкаф для посуды. А два других обрамляют прорубленные в капитальных стенах двери из гостиной в кухню и кабинет. Все двери раздвижные и изготовлялись на заказ, а порталы сделаны из натурального камня и выступающая в комнату их часть полая. Внутри спрятаны источники света, заметно нейтрализующие монументальную тяжеловесность конструкций. Формы открытых светильников (удлиненные конусы) и их положение на стенах не оставляют сомнений в их античном происхождении.
В целом обстановка гостиной предельно лаконична, как и должно быть в классическом интерьере. Стол с восемью стульями - в центре. Глядя на стеклянную столешницу, понимаешь, что, владей древние греки или римляне соответствующими технологиями, столы у них были бы прозрачными. Незначительный избыток деталей обнаруживается около ротонды, в образованных ею уголках. Здесь сконцентрирована большая часть квартирной флоры, и ветви ампельных растений, оплетая колонны, придают им неповторимый буколический вид. Одна из зон, где вертикальный излом стены атрия демонстративно подчеркнут зеркальной вставкой, оформлена как место уединения, которым по определению должна была бы быть ротонда. Маленьким богом уютного уголка застыла античная скульптура, кресла окружили небольшой, почти игрушечный столик. Здесь можно почитать, побеседовать. А вот отдохнуть, принять за чаем гостей удобней в той части помещения, что расположена за ротондой, около балкона.
Избыток мягкой мебели, чайный столик, широкоэкранный телевизор - все позволяет предположить, что эта зона со временем станет самой обжитой в квартире. Обстановка здесь наиболее домашняя, и античная мелодия аранжирована только настенным панно, амфоровидными основаниями настольных ламп.

Комнатой, равной по площади рекреационной зоне, после реконструкции стал кабинет. Изменение расположения перегородок и дверной проем, прорубленный в капитальной стене, разделяющей гостиную и кабинет, позволили заметно увеличить площадь последнего. В кабинете выразительно звучит тема дерева: встроенный шкаф закрыт фанерованными панелями, деревянные тумбочки, книжные шкафы. Колонна и часть пола из натурального камня, а также керамические вазоны - всего лишь выразительное стаккато из основной симфонической мелодии. Декоративные панели образуют по периметру комнаты ниши, в которых смонтированы шкафы и точечные источники света.
Ими же оформлены обрамления диванной зоны и окон эркера. Натюрморты над диваном, где керамика, скульптура и драпировка, написаны "древесно"-теплыми красками, аккумулируют в себе фактурно-тональную концепцию помещения.

Дверь в кухню находится в противоположной стене гостиной, прямо напротив двери, ведущей в кабинет. Со стороны кухни дверь обрамлена порталом. Со стороны гостиной это стойка, а со стороны кухни - стол. При необходимости легким движением руки... дверь превращается... снова в дверь.
Кухонный гарнитур подобран так, чтобы его современная "начинка" не вносила диссонанса в общую декоративную ситуацию.

Выйдя из кухни через вторую дверь, мы окажемся в передней. Избыток порталов, амфора в треноге, стул времен раннего Ренессанса и зеркало. Однако избыток этот вполне оправдан: всяк сюда входящий должен непременно проникнуться духом дома.

В спальне есть ряд конструктивных находок. Прежде всего, это преобразованная в часть жилого помещения лоджия. За ее счет спальня приобрела особый шарм. Декоративная колонна стала почти конструктивным элементом, подиум - стилистически оправданным.

Finale: Moderato. В расставании художника со своим творением всегда присутствует элемент грусти. Как распорядится заказчик своей собственностью? Пройдет время, и интерьеры потеряют музейную стерильность. Детали, которые во многом определяют их эстетическую целостность, будут меняться и обновляться, испытывая концепцию на жизнеспособность.


ДРУГИЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ


Текст: Анатолий Можаров  Фото: Евгений Лучин 
ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ
Оформить подпискуЭлектронная версия
НОВОСТИ RSSЧитайте нас на TwitterЧитайте нас на FacebookЧитайте нас вКонтакте
Умный город построили в Москве
В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"
18.11.16


В новом свете
C каждым годом в коллекции венецианского бренда Barovier&Toso появляется всё больше светильников в современной стилистике. Новый пример—люстра Robin из стекла и тонированного металла
14.11.16


Утонченная натура
В новой коллекции компании Décor Slim Stone представлен натуральный камень со всех концов света, цветовая гамма которого насчитывает более сотни неповторимых оттенков
11.11.16 / Москва


Хорошая пара
Новый письменный стол из коллекции Kara итальянского бренда Natevo by Flou создан в пару к одноимённому косметическому столику
09.11.16 / Москва


все новости (5960)
прислать новость в редакцию
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
Ваш e-mail:
подписаться отписаться
© ЗАО «Издательский дом «Бурда» О проекте    /    Реклама на сайте    /    Наши ресурсы    /    Контакты    /    Авторские права    /    Экспорт новостей (RSS)
Rambler's Top100